Питомник южнорусских овчарок «КРЫМ АК-КАЯ» logo 04 № 03/2003
logo

  Симферополь

  

     

     Владелец / заводчик
   Инна Селезнёва

     +7-978-860-46-54

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  

Site best viewed in Google Chrome

Рассказы Натальи Субботиной (Чебоксары, Россия) о любимом южаке Жемчужный Кумир Бризе

{jcomments on}{jcomments on}{jcomments on}{jcomments off}{jcomments on}Автор рассказов - (С) Наталья Субботина, 2008-2009

из раннего Бриза...

Наталья Субботина и Жемчужный Кумир Бриз
Наталья Субботина и Жемчужный Кумир Бриз


Большинство людей воспринимает Бриззи с первого взгляда как взрослого пса, хотя ему всего ничего по сути – третий месяц -  за дворянина. А еще шилопопость в нем активно уживается с актерством: строит голодные глазки всем из-под челки, за что регулярно получал доп. питание от охранников питомника, где мы жили некоторое время ( уже не знала как на отдельные личности воздействовать!!!) и даже от недавно работающих на территории рабочих. Уж больно вид у собачки голодный, твердят они как сговорившись. (а эта собачка активно смела свою пайку корма, получила корм за дрес.команды и просто налопалось того, что мимо пролетало - жуки, пчелы - и пробегало). Я не сомневаюсь, что Бриззи с мастерством, на которое бы даже Станиславский воскликнул "верю!", играет свою роль и аппетитом сжирает "аплодисменты" наивных зрителей.
Уже в пору было на дверь домика нашего КППшного вешать табличку (для тех, кого не успела увидеть и оповестить о том, что ЮЖАК КОРМЛЕННЫЙ!!!) ТИПА "Собачку кормить исключительно свежатиной с кровью. Предпочтение отдается человеческим рукам и мягким местам". 
Большое спасибо, Наташа, за присланные великолепные рассказы! Wink


Ночь. Спим. Вернее, сплю я, а некоторые толстопопые собаки (читай - Бриз) решили, что совершается жуткое преступление, которого нельзя допустить. И посчитали своим долгом его - преступление - предотвратить любой ценой.
Просыпаюсь я от шебуршания и копошения в темноте. В доме кто-то есть! Посторонние? Но тогда бы собак поднял на ноги все и всех. А, кстати, где собак? Зову Бриза. Невнятные шорохи и шелесты умирают на месте.
Тонкости быта: электричества в домике, где я работала и ночевала летом, нет, так что включить свет и лицезреть, что же конкретно затихло бездыханным возле шкафа не могу. Но догадываюсь. вглядываюсь в темень и того, кто темнеет ворохом, прикидываясь моей одеждой.
- Бриз! - голос твердеет и обещает страшную грозу темной личности, которая причудливо-непонятным образом возвышается на стуле рядом с шкафом.
Слышатся судорожные движения туда-обратно, царапанье когтей по полу, елозанье какое-то. что он там делает?!! Сажусь на матрасе и понимаю.
Вечером на шкаф была убрана косточка, которую полагалось съесть завтра. Шкаф - это замечательное место для хранения съедобностей в то время, когда хозяева спят, а собаке очень хочется эту съедобность употребить немедленно. Некоторые собаки посчитали, что откладывать на завтра то, что можно схарчить сегодня - это абсурд. И попытались кость достать. Допрыгнуть, видимо, не получилось - в шкафе метра полтора, а в щенке едва метр будет на цыпочках.
И в какой-то момент Бриз подумал и придумал: надо воспользоваться стулом, который к этому шкафу стоит вплотную!!! Да здравствует ум!
На стул песка залез. До кости не достал, само собой. И, неловко повернувшись, упал и завис в итоге (к моему резкому пробуждению) на стуле этом самом в положении переметной сумы, переброшенной через седло. То есть задние ноги и хвост по одному сторону свисают стула. Голова и передние лапы - по другую.
- Брииззиии... – давясь смехом и ругательными командами, выдавила я.
Собака еще судорожнее заметалась в ловушке. караул! позор! застукан на месте преступления! Страх словить наказание придал щенку ловкости, потому что он невероятным образом изловчился соскочить со стула сам и бросился ко мне лизаться. а точнее - подлизываться. дурачина. или все же умный песик?

ПрЭлесть именно в том, что позор - по-спартански - не за воровство, а за то, что на воре и шапка горит. А мне позо за то, что упустила момент, когда собаке объясняют, что воровать есть великий грех, карающийся Совестью со свернутой газетой в руках по попе с размаху. Вот и расплачиваюсь по сей день. С другой стороны - это дисциплинирует. еду теперь по дому не разбрасываю. Все что делается, делается к лучшему выходит.



Встреча
Эпиграф.
 При написании этой рассказки ни один собак не пострадал.
Автор ничего не имеет против собак бойцовых пород,
кроме тех случаев, когда они желают сожрать собаку автора
.Wink


- о! Привет, земляк! – южак Бриз остановился на ритуальном расстоянии от молодого черного бойцового пса, вылетев на него по снежному следу. - Давай знакомиться? - Бризяк гордо закинул на спину хвост, вскинул лебединую шею, покрытую почти львиной гривой, и приготовился к детальному ознакомлению с другим кобелем, как велит инстинкт.
- Кто земляк? - поперхнулся впившимся в шею при броске ошейником пес, дернув за собой улыбающегося хозяина на пару шагов вперед. - Я земляк? Ты чего обзываешься? Ты, непонятно что, с запахом собаки!
- Ну, ты же живешь в одном со мной районе... - Бриз, весьма любящий собственную шкуру в целости, не спешил сокращать расстояние. - Как и другие собаки: Рон, Бетти...
- Собаки?! Я, по-твоему, собака, что ли?! - пес скреб передними лапами землю, стремясь сократить меж ними расстояние. но хозяин, небрежно держащийся другой рукой за железные перила, был крепким якорем.
- Я тебе сейчас такую собаку покажу! ах... ах... агрр! - он закашлялся, в очередной раз удавившись, когда взвился на дыбы.
 Бриз шагнул ближе, по-птичьи склонив голову набок. Пушистый хвост нерешительно качнулся в воздухе.
- Так мы будем знакомиться или нет? - уточнил он у брызжущего здоровой яростью своей породы пса. во всей позе юного южака читалась тайная надежда на веселье и он спросил:
- А давай ты вырвешься у своего хозяина и побежишь? А я тебя уж погоняю! Обещаю-обещаю.
- Кто побежит? Я побежит? От тебя побежит? - завелся не на шутку пес, молотя прутом хвоста разреженный морозный воздух. - сейчас ты сам от меня побежишь, поджав хвост и свистя дырками в шкуре! знаешь, что поколения моих предков делали с такими нахалами как... Иди-ка сюда! Ближе-ближе! - пес помахал передними лапами, как боксер на ринге. упругое тело лучилось здоровьем и желаением набить морду.
 - Это ты мне говоришь? - уточнил Бриз. - Я не очень расслышал что ты там бормочешь себе под нос. говори громче!
- БЛИЖЕ! ПОДОЙДИ БЛИЖЕ, УГР-ГРЫ-ГРХА-ХАХА-ГРРРРР! И Я ТЕБЕ ВСЕ ПОВТОРЮ В УХО, КОГДА ОТОРВАВ ЕГО У ТЕБЯ БУДУ ЕГО ЖЕВАТЬ! о, древняя кровь предков, она взывает во мне... БЛИЖЕ! ЕЩЕ ЧУТЬ и ...
- нет, не понимаю ни слова, - печально покачал серой головой южак. - ты говоришь с набитым ртом слюны, проглоти ее и повтори сначала. говорить с набитым ртом - дурной вкус. и вообще, не хочешь знакомиться - не надо, -  Бриз пожал плечами, повернулся к нему боком, храня некоторую напряженность позы. - о, вот и хозяйка моя появилась. пойдем мы. дела у нас. дела-дела, да-да.
 Хозяйка появилась немного раньше на сцене. но, наученная некоторым опытом ( стоит хозяину подойти к собаке и та сразу рвется к другой собаке, чувствую подмогу, а конец может быть самым разным той встречи), она стояла на повороте и ждала пока собаки сами разрулят ситуацию. очень надеясь, что Бриз не кинется считать зубы в пасти незнакомца, а хозяин незнакомца не выпустит из рук поводок. Опять же старое правило - если не уверен, что команда будет исполнена, не подавай ее - никто не отменял пока. Оценив ситуацию, зову Бриза и он танцующей походкой немедленно является. с охотой подставляя шею поводку. Я самый послушный пес, да? Так куда мы с тобой спешили до того, как я встретил этого типа? Мы опаздываем, наверное? Если бы мы не опаздывали, то я бы ему непременно навалял. Он просто нуждается в воспитательной драке - по морде лица вижу. но мы же уходим уже? вон в ту сторону.
- КУДА УХОДИТЕ?! КУДА?! СТОЯТЬ!!! - взвыл пес, едва не вывернув руку хозяину. - ПУСТИТЕ МЕНЯ! я ЕМУ ТАКОГО ГРУБИЯНА ПОКАЖУ!!! агах гых-гых гррр!! ТРУС! ТРУС ПОЗОРНЫЙ! СЫН КОШКИ!
 - Мам, ты представляешь, - поделился со мной Бриз впечатлениями, послушно рыся у ноги в сторону калитки выхода с территОрии дач, - такой нелюдимый попался пес. бормочет себе что-то под нос, ничего не поймешь. Я к нему и так и эдак подкатывал - не хочет общаться. бучит что-то. странный какой-то. бывают же такие чудаки.




Двое

 Они встретились на крохотном пятачке, куда каждый их них вывернул со своей снежной тропинки. Падал мягкий снег, укутавший утренний мир в глухую вату. Двое застыли, усиленно втягивая носами информацию из морозного воздуха.
 - Ага! – сказал бурый азиат, припоминая.
 - Но-но, - сказал серый южак, выступив впереди хозяйки. – Иди своей дорогой, - и отступил с дороги к ноге своего человека, тоже припомнив. – Если хочешь – иди нашей дорогой.
 Азиат – худой, с топорщившейся шерстью и желтыми волчьими глазами – крадучись пошел на южака, проявившего слабость. Если бы не потертый кожаный ошейник на чужом кобеле и появившийся позади него хозяин, я бы приняла азиата за бродяжку-потеряшку.
 - Ну-ну, не трогай его Бофор, - просящим тоном завел с коблом речь мужик. – Не надо кусать.
 Кобель, убедившись, что хозяин догнал и если что придет на помощь, спросил Волосатого:
 - Я тебе мало в тот раз навалял – ты опять явился?
 И, хищно облизнувшись, бурый волк… (тьфу, азиат! ну уж очень похож повадками и видом) плавно перетек мимо моих ног за торопливо ускользнувшим южачьим хвостом.
 - Иди отсюда по-хорошему, - пробурчал Бриз, исподлобья отслеживая чужака, обходя мои ноги. Почти зажившая дырка в спине заныла, напоминая об остроте зубов азиата. - Че те надо? – южак втянул хвост под брюхо на всякий случай, успев убедиться, что хвост – вещь нежная и легко уязвимая.
 - Съесть тебя! – щелкнул в воздухе зубами Бофор. – Или понадкусать.
 - Догони сначала! – южак на месте развернулся на 180 градусов и рванул по тропинке в сторону дома.
 Азиат с пробуксовкой перешел на тяжелый галоп по сугробам, устремившись за серым зайцем.
 - Он его погоняет немного. Устанет – отстанет, - выдал запыхавшийся мужик.
 - Гонять пусть гоняет, лишь бы дыр нам новых не наделал. Это ведь ваш кобель в прошлый раз подрал моего? Я быстро ушла – не разглядела вас тогда.
 - Может быть, - равнодушно согласился тот, куда больше его интересовал убежавший азиат. не первого и не последнего чай. – А что у вас за порода? – решил вдруг просветиться он.
 Мы потопали за собаками, прислушиваясь. Падал мягкими хлопьями снег. Шумели трубы завода, чей цех граничил с началом леса. Я прикидывала, насколько далеко угнали моего недопеска, поэтому вылетевший на нас через секунд тридцать южак стал полной неожиданностью. Бриз был цел-невридим, пожалуй, немного удивлен. Радостно вильнув хвостом, ткнулся башкой в руку и развернулся – появился куда более запыхавшийся Бофор. Бока азиата учащенно вздымались – бегать ему было непривычно, тем более по вязкому снегу.
 Но вот чего-чего, так это упорства ему было не занимать. Азиат твердо вознамерился тщательно изучить странную быстроногую живность, попавшуюся ему на пути снова. Собаки закружили вокруг людей, выдерживая выбранную южаком дистанцию. Бриз старался держаться ближе ко мне, как стрелка компаса на север, каждый раз поворачиваясь к чужаку мордой.
 - Ты овца? – уточнил Бофор, втягивая запах Бриза. – Тогда почему пахнешь собакой и откуда у тебя длинный хвост? Или ты собака? – В желтых, чертовски умных, глазах застыли два вопросительных знака. – Тогда почему волосатый такой, как баран? – Пес выглядел взрослым, был скорее цепного содержания – уж больно вид неухоженный, то есть давным-давно выстроил для себя картину мироздания. В которую не вписывался пока этот серый. – Но ты ведь не кошка?
 Хозяин, подкрадываясь, осторожно и вежливо подзывал кобеля. Наконец, ему повезло изловить азиата за ошейник. Пес сейчас рухнул на спину в сугроб, по-щенячьи задрав вверх лапы. Я такой трюк проходила летом с азиатами на работе: типа, мне туда идти не хочется, раз тебе хочется – вот и тащи меня. 
 - Все, Бофор. Пошли домой, - уговаривал мужик пса, пытаясь его заставить встать.
 Продолжения я решила не ждать, поэтому мы с Бризом пошли по тропинке в лес, чтобы продолжить утреннюю прогулку. Щен оглядывался то и дело, еще не до конца веря в то, что все обошлось миром. На мои похвалы его смелости и храбрости, небрежно помахивал хвостом, мимоходом изучая следы оставленные ранее прошедшим здесь азиатом. Любование природой временно отошло на задний план – мы переживали случившееся.
 Дошли до спуска с горы, когда Бриз замер, глядя мне за спину. Все еще надеясь, что дыхание подбегающей собаки мне померещилось, разворачиваюсь. Бофор нас догнал. И продолжил попытки понять сущность южачьей тушки с того места, где его не вовремя прервал хозяин.
 - Не догонишь – не понюхаешь, - насмешливо уверенно бросил Бриз и рванул вниз по склону, легко взрывая сугробы лапами. Ни дать ни взять уходящий от волка олень: красота и грация ловкого тела против целеустремленности. Тяжелым галопом азиат попытался его догнать, почти понимая безысходность сей скачки.
 Играючи сделав короткую петлю, южак вернулся к моим ногам и посмотрел на меня: долго этот еще нам прогулку будет портить? Этот застыл неподалеку, делая осторожную попытку обнюхать хотя бы какую-нибудь часть тела резвого юнца.
 Прибыл хозяин азиата.
 - Не нагулялся, - чуть виновато сообщил мне мужик. – Вольерный он. Целые сутки сидит взаперти.
 - ВЫ без поводка? – уточняю. Ну и ну, уж если владельцы неуправляемых азиатов и бродят с ними где-то вне двора, то с поводком. Однако дяденька оригинал.
 - Да, дома оставил. Мы тут каждый день гуляем.
 Собаки крутили по сугробам петли разной кривизны, центром каждой из которых была я, чувствуя себя новогодней елкой. Мужик поймал азиата вновь. Бофор отработанным движением рухнул на спину, а хозяин привычно схватил его за передние лапы и поволок по склону горы вверх!!!
 Мы с Бризом обалдело смотрели им вслед. Неужели таким образом уволочет домой?! Нет, человек выдохся метров через пять, проборонив борозду в снегу рядом с тропинкой.
 - Не получится, Бофор. Были бы мы недалеко от дома… - извиняющимся тоном сказал мужик и выпустил лапы. Кобель как ни в чем не бывало вскочил на ноги, отряхнулся и устремился к Бризу. Новая игрушка ему очень понравилась.
 Бофор вызывал симпатию вопреки всему. Не было у меня на него злости. Крышу у пса не снесло от содержания в одиночке, как могло бы быть. Больше убивать и кусать Бриза он не пытался. По нему было видно, что кобель получил вдруг новый паззл для своей старой мозаики и теперь стремился этот паззл установить на место, чтобы вернуть себе споокйствие.
 Кобели сделали еще пару петель. Украдкой нюхали части тела друг друга. Так могло продолжаться до бесконечности. Хозяин, помявшись, попросил проводить нас их с Бофором до поворота к их дому. Ладно, помогу человеку, заодно Бризу будет дополнительная тренировка нервной системы.
 Хозяин разговорился про пса. Между делом выяснилось, что Бофора иногда запрягают на шлейке в санки, и он катает хозяйских детей, накачивая мышцы! О чем думает родитель, доверяя детей псу, который привык брать на зуб все, что кажется ему подозрительным? Хотя, может, он катает детей по двору дома? Спрашивать я не стала, гоня с глаз картинку с перевернувшимися санками.
 Мы шли по тропинке. Собаки то и дело меняли порядок следования, бдительно следя друг за другом. В основном первым шел Бофор, то и дело озирающийся на свой зад, видимо, ожидал нападения с тыла. Бриз пасся подле меня, изредка отрываясь для обнюхивания меток, оставляемых азиатом. По-моему, где-то даже отметился сам. Я больше следила за Бофором. Взвизг Бриза, которого прищипнули за хвост, был полон негодования:
 - Больно хвост!
  Южак хмуро пояснил озадаченному азиату, только что проделавшему опыт:
 - Это Хвост! У каждой собаки должен быть длинный хвост! Если его еще раз тронешь – точно покусаю, - и для верности показал зубы, издав рычание, которое можно было расценивать как угрожающее.
 - Получается, ты – собака! – сделал вывод Бофор. Паззл встал на место. Пес немного успокоился.
 - Нет, я мышь. Конечно, я собака! – Бриз сделал свой неутешительный вывод об умственных способностях чужака и уже смотрел на него почти с жалостью.
 Незаметно мы дошли до поворота, где распрощались. На этот раз на совсем. Хотя мы с Бризом еще некоторое время на прогулке оглядывались назад, ожидая увидеть силуэт бурого азиата с волчьими глазами, застывший на снегу. Надеюсь, он счастлив там, у себя, насколько это возможно для собаки в неволе.




Смекалка

Воздух был так насыщен тестостероном, что его можно было резать ножом и раздавать кобелям в сучьем типе, дабы усилить их мужественность.
Картинные стойки. Напряженные позы. Надменные взоры потомственных дворян. Не хватало лишь подложки из вестерна, звучащей перед началом ковбойской дуэли. Священный ритуал двух встретившихся кобелей, каждый из которых претендует на владение этой землей. Ритуал бескровных битв, но от этого не менее славных побед.
Псы ходили кругами. Нюхали снег и запахи друг друга, избегая телесных контактов.  Пару раз они сбивались на игривые скачки и салки – детство еще играло в их крови – но потом снова замирали и повторялось вновь.  Напряженные позы. Картинные стойки. Надменные взоры потомственных дворян.
Для спокойного существования им требовалось выяснить ху из ху и чей ху больше, чтобы положить его на всех кто прогнется. Но старый добрый способ перемечивания дал сбой: метки друг друга перемечивались почти тут же. Неотвратимо приближался уриновый кризис, а это грозило мордобоем и прочими неприятными вещами. Драки не хотелось никому: ни двум псам, ни хозяйке одного из них.
- Моя земля! – Бриз в который уже раз демонстративно задрал заднюю ногу на сугроб.
- Моя земля! – заявил Джек, каждое утро спускаемый с цепи побегать на воле, пока работающие за оградой люди брали на себя охрану территорию высоковольтки завода.
- Моя земля! – буркнул Бриз. – Я здесь постоянно прохожу по дороге в лес. А раз прохожу, то имею право. Моя земля! И хозяйка моя, - на всякий случай уточнил он, покосившись на подозрительную пушистую морду лохмача, едва достяющего ему по плеча.
- Моя земля! – упорствовал Джек, робко косясь на человечиху, подойти к которой был бы не против, уйди этот нахал. – Я вижу ее из-за ограды 23 часа в сутки. Я тут гуляю утром. Моя земля!
 Метки на снегу становились все бледнее и реже, а ситуация никак не могла урегулироваться.
Конечно, я могла, как ООН,  вмешаться в конфликт и увести одну из сторон дальше гулять, но мне стало интересно - какой же эти двое найдут выход? За что стороны совсем не сказали бы мне спасибо, им бы очень хотелось, чтобы вмешался человек и развел их, на человека можно списать любые нарушения ритуала – человек же, ничего не смыслит в собачьей чести по большей части.
Решение возникло в голове южака вдруг, как выскочившая из-за угла кошка. Как говорится, с заклеенным ртом не поговоришь, зато как думается! То есть когда припрет, по неволе начнешь соображать.
Джек как раз гордо пометил маленький сугроб. Бриз легкой рысью приблизился к метке, изящно развернулся и, присев, выдавил под нос Джеку пару вонючих колбасок. После чего с облегчением распрямился, шаркнул небрежно по снегу лапами и с вызовом посмотрел на Джека:
- Это моя земля.
- Э т о , - выдавил отшатнувшийся Джек, вдохнув запах переработанного рубца, - твоя земля. Мне т а к о й земли не надо.
Ароматический удар в морозном воздухе был силен и по силе поражения приравнивался к маленькой бомбе. Ничего подобного в арсенале наивного Джека не было. Это была чистая победа, фигурально выражаясь.
Страшно гордый собой серый южак, задрав на спину хвост, летящей походкой удался с поля боя, провожаемый ошарашенным взглядом поверженного соперника.




День начался как каждый третий в нашей жизни: по-человечьи.
По-человечьи, значит, ненормально. Это если кто не знает.
Хозяйка поднялась с пятого звонка будильника, самого длинного и завывающего. Разлепила глаза на ходу, когда наступила на осколочек кости, прошипела что-то сквозь зубы и поплелась в ванную. Привычки ее были известны. Сейчас начнется: выскочит из ванной, начнет вяло суетиться, укутывать себя в тряпки.
Серый пес вздохнул, проводив ее взглядом из-под челки, и потрусил к окну. Забрался на подоконник, втянул носом воздух из щели стеклопакета, открытого на зимнее проветривание. Погоды стояли приличные, уходить с улицы домой вообще не хотелось псу, да у хозяйки были свои пунктики по поводу того, где надо жить.
Наконец, копуша взяла куртку со стула и влезла в ботинок. Можно слезать. Пес по-змеиному соскользнул с подоконника на диван, где по-кошачьи потянулся всем гибким телом, и в два прыжка оказался у двери. Потерся мордой о косяки, прилег на коврик – женщина, сколько можно копаться?! Там уже пресса утренняя второй свежести скоро станет.
С каждым утром на улице становилось все светлее, поэтому варианты прогулочных маршрутов  стали меняться. Хорошо. Но кошки стали попадаться реже. Плохо. Тем временем дорога свернула во дворы, где обычно кишели кошки. Провокация? Ну-ну.
Хлопнула дверь подъезда – Бриз оторвался от желтой прессы и обомлел. На него бежало Нечто: маленькое, растянутое, лохмато-рыжее, хрюкающее, непонятнохвостое, подпрыгивающее на бегу и пахнущее как приличная пожилая сука собачья. Ужас!!
- ой-ой-ой! – залопотала старушка, выкатившаяся следом за монстром, из подъезда. – Соня, стой, тебя же сейчас съедят.
Соня застыла перед мордой южака, задрала вверх головешку и нехорошо прищурилась, раздумывая: сожрать Этого Пришлого Великана сейчас или обождать?
Бриз попятился, здраво рассудив, что с Этой лучше не связываться. Бывают же такие! Увидишь во сне и не отбрехаешься, не убежишь. Рыжая бестия, верно почуяв неуверенность, пошла в наступление. Молча. Втягивая воздух сплюснутым носиком. Учитывая размеры Пришлого и его оброслость достаточную, его кусать замучаешься. А прыгать в ее возрасте уже сложновато стало. Хм, таких больших (а какого он пола?) ей еще не встречалось. Мелочь слабохарактерную Соня разгоняла играючи, помнится та овчарка так улетепетывала…
Надо заглянуть под хвост. Эта мысль возникла у собак одновременно. Сложность была в том, что никто не желал первым подставлять зад непонятному чужаку, хоть и пахнущему собакой. Собаки  т а к и е  не бывают , даже кошке ясно. Надо выяснить подробнее. Они закружили по тротуару, пытаясь обнюхать чужой зад и не дать свой. Это было не сложнее, чем собрать кубик-рубик пальцами ног.
- сколько ей? – спрашиваю женщину, успокоившуюся немного от того, что псинку не съели.
- почти четырнадцать. Девочка она. Не сводили ни разу.
- Тяф! – хрюкнула Соня в морду южаку, пятясь хозяйке в ноги от тянущейся кобелиной морды. Бриз шарахнулся в бок.
- Хозяйку защищает, - льщу хозяйке, дабы она не увела собаку раньше того времени, как я докажу псу, что собаки бывают такие тоже. Первый раз увидела как Бриз шарахается от собаки. До этого его оскаленные морды бойцовых псов не пугали, а мелкая решительная дамочка чуть в паническое бегство не обратила. Так не пойдет.
- Я не хозяйка. Она дома лежит, не встает. Я соседка.
Помолчали, наблюдая за кружащими собаки. Присаживаюсь на корточки, тяну руку Соне, глажу вскользь, одновременно подзывая ближе держащегося сбоку от меня Бриза. Бриз вежливо виляет хвостом, неуверенно улыбается, как клаустрофоб с пожаром за спиной перед лифтом. Выгибая по-кошачьи спину, чтобы моя рука убралась от головы бестии, он втискивается между мной и мордой рыжей, ненавязчиво пытаясь задвинуть меня в зону безопасности (эх, если кусают, так пусть меня!). Конечно, хозяйка много знает, но иногда такие глупости творит, какие нормальная собака в жизни не позволит себе. Является на то место, где бешеный мужик бродит, нарываясь на укусы, регулярно. Приходится ее защищать. А еще рассеянная хозяйка – теряется вечно, если спустить ее с поводка в лесу или среди извилистой дороги. Эти люди иногда такие глупые. Без меня она бы пропала давно. Вот зачем к рыжей бестии сейчас руку суёт? Оттяпает же Рыжая – вон как грозно хрипит. Или не хрипит? Ревность переборола опасливость. Перебарывает себя Бриз и робко тянет морду, чтобы обнюхать бестию. Рыжая потянулась обнюхать тоже оказавшегося вдруг у нее под носом Серого. ААА! Они отскочили одновременно. Контакты третьего уровня сложности между странами бывшего СССР просто. И снова потянулись друг к другу. Любопытство – оно великая вещь.
- А можно его погладить? – спрашивает женщина, намекая на Бриза. – Ах какой красивый. Мы таких не видели.
- Протяните руку, если позволит – гладьте.
Бриз пятится от протянутой руки, не доверяя той, что пахнет рыжей бестией.
- Мы пойдем, - подбираю поводок покороче. Бриз чуть ли в ладоши не хлопает от радости, что от чуда-юда уходим. – До свидания!
- Соня, стой! – женщина еле успевает за семенящей псинкой, устремившейся в погоню за нами.
Бриз замер, готовый ко всему. Собачка добежала и снова они не решились нормально познакомиться.  Ну не верили они, что встретились две собаки!
- Завтра еще приходите! – кричит женщина. – Мы в шесть каждое утро выходим. Такой красавец, - и берет на руки собачку.
- ага! – Бриз в один скок оказался возле женщины, уложившись в длину поводка.
- ах! – женщина уворачивается, пряча собаку. Бриз  скачет козликом, пытаясь понюхать попу Рыжей. Рыжая вертится на ручках, тетя вертится, подставляя Бризу свою попу, которая ему не нужна ни капельки.
 - Ко мне! – командую спустя три секунды, которые длилось мое обалдение. Эта собака не устает меня удивлять!!! То шарахается от рыжей, то к ней несется сломя голову.
 Бриз подлетает ко мне. На морде озадаченное выражение – кажется, Рыжая на самом деле сука. Не смог узнать точно, ты чего дергаешь поводок?
- Пошли, герой-любовник!
И мы уходим, провожаемые томным взглядом Рыжей бестии, удерживаемой долгом перед хозяйкой и руками соседки от безумного побега с молодым потенциальным любовником. Любви все возрасты покорны! Какой мужчина уходит! Какой мужчина.

А через три дня мы снова попали в тот двор. Время летело к половине седьмого утра. Рыжей не было. Бриз внимательно просканировал окрестности и несколько разочарованный (приготовился пугаться, не иначе) пошел дальше.
- нет невесты?
Оборачиваюсь на женский крик. Спутница Сони идет к нам так быстро, насколько позволяет ее возраст.
- нет, - со смехом подтверждаю я. – Здравствуйте!
- Ну здравствуй! – она первым делом смотрит на южака, который смотрит на нее. Убедившись, что бестии у нее при себе нет, Бриз разочарован. – Можно погладить тебя?
Рука воспринята благосклонно. Женщине позволено коснуться головы и почесать лоб серому, пока черный нос внимательно обнюхивает ее пальто. Приличная женщина, вынесен вердикт.
- Красавец, - все повторяет женщина. – А с Соней хозяин гуляет сейчас. Муж приехал у соседки, - в голосе слышится сожаление человека, который не может иметь собаку.
Мы еще немного постояли и пошли домой, некоторым надо было собираться на работу, хотя день они предпочли бы провести по-собачьи: выспаться, прогуляться по свежему воздуху, поесть и завалиться спать. Но мир несовершенен, что поделать.

 

КИНОЛОГИЧЕСКИЙ СОЮЗ УКРАИНЫ. Официальный сайт  
Мы в проекте "Я люблю Украину"