Питомник южнорусских овчарок «КРЫМ АК-КАЯ» logo 04 № 03/2003
logo

  Симферополь

  

     

     Владелец / заводчик
   Инна Селезнёва

     +7-978-860-46-54

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  

Site best viewed in Google Chrome

Историческое обоснование происхождения и становления породы южнорусская овчарка

  Автор Инна Селезнева © 2002
4-shema pastushok «Южнорусская овчарка, ценимая за свою исключительно беззаветную преданность хозяину, является крайне злобной, чуткой, сильной, отважной и неприхотливой собакой. Она очень умна и так предана своим обязанностям, что без всякой пощады расправляется со всеми, кто осмеливается подойти близко к предмету, который она охраняет. Также самоотверженно охраняет она и стадо овец от нападения волков, с которыми нередко справляется и в одиночку». (Мазалов «Собаководство», №9,1929)

«В них на генетическом уровне заложено знание «пород людей». Они терпеть не могут завистников и неискренних. Они не подчинятся ни хаму, ни трусу. Они не терпят ни пренебрежения, ни фамильярности, ни подобострастия. Они признают владельцем только того, в ком признают друга и партнера, того, кто властностью, справедливостью и добротой заслужит их уважение». (Мартенс В. «Твое собачье дело», №8-9, 2000)

Большие, сильные, белоснежные - южнорусские овчарки - вызывают любопытство и восхищение. Именно такие чувства охватили меня, когда весной 1994 г. на выставке в Симферополе мы увидели южаков. А через несколько месяцев на пороге нашего дома стоял неловкий, мягкий и пушистый плюшевый мишка с глазками - бусинками, застенчивый и слегка растерянный месячный щенок, - наш Барс, - который сразу стал любимцем всей семьи.
На прогулках с Барсом часто приходилось отвечать на восторженные вопросы о породе. Изучив стандарт породы, полученный в Главном Управлении Кинологического Союза Украины в Киеве, заинтересовалась историей ее происхождения.

В советский период страной происхождения породы считался СССР, основным ареалом обитания - Крым и юг современной Украины. Через несколько лет после распада СССР, 16 сентября 1996 года в FCI был перерегистрирован стандарт южнорусской овчарки и в графе «Происхождение» указана Россия. Это и послужило основанием для более глубокого изучения истории происхождения породы. Так, лучшие экземпляры южнорусских овчарок из колхозов Крыма и юга современной Украины, составлявшие племенное ядро Джанкойского племрассадника, были вывезены в 1938 - 1940 гг. на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку в Москву. И все современные потомки этих собак в настоящее время несут в себе крови именно тех, вывезенных для дальнейшей племенной работы, собак.

Общеизвестно, что ответы на многие актуальные вопросы кинологии следует искать в истории породы. Нельзя, по прошествии лет, предавать забвению тот факт, что южнорусская овчарка выводилась и совершенствовалась столетиями в строго ограниченном регионе. Именно здесь, - на юге современной Украины и в Крыму, формировались ее характерные породные признаки. Не случайно во многих советских и зарубежных изданиях эта порода названа так же украинской овчаркой.
Досадно, что уже никогда не вернуть исчезнувшую еще в XIX веке крымскую борзую («крымку»), некогда широко известную и высоко ценимую знатными татарскими охотниками. Ведь в цивилизованных странах породы собак считаются национальным достоянием!

Карта основного ареала обитания южнорусских овчарок  рисунок

Для того, чтобы южнорусская овчарка снискала былую славу, предлагаем вам поближе познакомиться с историей происхождения этой уникальной собаки, которая сочетает в себе надежные охранные качества и шоу-экстерьер.

Южнорусская овчарка - старинная пастушья собака территории юга современной Украины и Крыма. Существует множество версий ее происхождения, иногда и вовсе невероятных. Большинство авторов связывают становление и развитие породы с имением Аскания - Нова, которое принадлежало гениальному зоотехнику своего времени барону Ф. Фальц-Фейну (Вайсман, 1936, с.110, Мазовер, 1947, с.102). Сначала его дед, потом и он сам «находил необходимым выдавать собакам определенный паек и даже более того - находил время лично периодически делать своеобразные смотры собакам чабанов, безжалостно бракуя и уничтожая всех нетипичных». (Бабушкин, 1929)

Если по вопросу становления породы, как заводской, в Южной России или на юге современной Украины существует, в общем-то, единое мнение, то тема происхождения южнорусской овчарки остается открытой. Это во многом связано с внутренней политикой советского периода, а так же с тем, что известные в советское время кинологи В.Вайсман (Служебное собаководство, 1936, с.ПО), А.П. Мазовер (Экстерьер и породы служебных собак, 1947, с. 98-100) в своих работах по южнорусской овчарке, как правило, пользовались либо личным опытом, либо недостаточно надежными источниками информации. Это привело к нечеткости, неточности, а порой и явной необъективности их выводов.

В современной литературе единственной, заслуживающей серьезного внимания, представляется работа по южнорусской овчарке, изданная коллективом авторов (сост. В.А. Калинин) - Отечественные породы служебных собак. Авторы приводят две гипотезы происхождения породы (СПб., 1992, с. 94-95):

1. Южнорусские   овчарки   -   представители   некогда   единого   массива   брудастых
пастушьих   собак,   распространенных   на   огромной   территории   от   Каспия   до
Атлантики   (брудастые,   по   определению   зоолога   Л.П.    Сабанеева,   имеющие
оброслость морды, головы, корпуса и лап - прим. авт.).   Авторы поддерживают эту
версию происхождения южнорусской овчарки, однако не приводят убедительных
доказательств в ее защиту, хотя наиболее закономерной представляется именно эта
гипотеза. О ней мы будем говорить ниже.

2. Южнорусская овчарка - результат скрещивания астурийской (испанской) овчарки с
местными    «татарскими»    овчарками    и    местными    борзыми    с    последующим
разведением «в себе». Это предположение советского кинолога А.П. Мазовера.

Предположение А.П. Мазовера при более глубоком анализе представляется недостаточно аргументированным: «По имеющимся сведениям, предки южнорусской овчарки - испанские (астурийские) овчарки были завезены в Россию в 1797 году вместе с мериносовыми овцами» (Мазовер, 1956, с. 37). Однако, известно, что мериносовые овцы были завезены в Российскую империю, точнее в Крым, позднее: «В 1803 г. французские эмигранты Рувье и Вассаль получили от правительства заимообразно 100000 руб. ассиг., сорок тысяч десятин земли в углу Днепровского уезда на Тендре, казенный транспорт для перевозки овец из Испании морем, с обязательством завести на каждой десятине по одной испанской овце и возвратить через десять лет весь капитал с процентом. Рувье выполнил все условия, заключенные с правительством; сто баранов лучшей мериносовой породы куплены были в Испании и привезены на казенном судне в Севастополь, зимовали в Бахчисарае и потом на земле нанятой близ Феодосии» (Породы овец в Таврической губернии, 1850, с. 12-13). Сколько астурийских собак и были ли они вообще привезены неизвестно. Мазовер пишет: «Привезенные в Россию астурийские овчарки не отвечали запросам овцеводов. Большой помощи в пастьбе стад от собак не требовалось, так как мериносы обладали сильноразвитым стадным инстинктом, а большие выпасы не ограничивали пастьбу отар. Основное, что требовалось от собак, - это защита от волков, а для этого мелкие астурийские собаки не были пригодны» (Мазовер, 1956, с. 37).

Далее А. П. Мазовер предполагает, что южнорусская овчарка - результат ассимиляции астурийской и "татарской" овчарок, а также крымской борзой. Доказательств же производимых скрещиваний (где, когда, кем?) он не приводит.

Схема по Мазоверу
Схема по Мазоверу



Представления о породах крымских собак в XIX веке можно получить их цитаты известного крымского исследователя и краеведа В.Х. Кондараки (Универсальное описание Крыма, 1875, с. 26-27):
«СОБАКИ. В Крыму резко отличающихся собак 4 породы, из которых редкими и самыми ценными считаются борзые. Это стройное, на высоких ногах, животное исконно доставляло наслаждение богатым мурзам и татарам для ловли на бегу зайцев. Ими так дорожили в былое время туземцы, что за хорошую борзую собаку охотно предлагали откормленного коня...

Гончие собаки именуются в Крыму «самсонами», вероятно потому, что впервые были доставлены из Самсона.
Третья порода: это большие лохматые собаки, известные под названием чабанских. Предназначаемые преимущественно для сбережения овец они отличаются свирепостью и злостью. Нападая на пешехода, они положительно разорвут его, если не подоспеет пастух.
К последней относится дворняжки длиннотелые, на коротких ногах, с закрученными хвостами, вечно лающие и злые до исступления».
Из сказанного видно, какие собаки существовали в Крыму в XIX веке. Трудно понять, на чем основывался А.П. Мазовер, указывая, что свой характерный белый окрас южнорусская овчарка получила от крымской борзой? На приведенном рисунке из книги Л.П. Сабанеева (Собр. соч., 1997, с. 71) четко видно, что окрас крымской борзой черно (темно) - белый (светлый), скорее напоминает окрас пойнтера и сама собака имеет короткую гладкую шерсть. А.П. Мазовер, указывая, что татарские овчарки имеют азиатское происхождение, не счел нужным описать их внешний вид и породные качества, хотя эти собаки хорошо представлены в работах исследователей Крыма, а так же в фольклоре крымских татар.

Именно татарские чабанские овчарки - бараки, по нашему мнению, являются потомками азиатских брудастых пастушьих собак и родоначальниками нашей современной южнорусской овчарки. Постараемся теперь более подробно разобраться с этой достаточно давно известной, но по некоторым причинам не получившей дальнейшего развития гипотезой.

При решении вопроса о происхождении южнорусской овчарки возникает необходимость уточнения различий пастушьих собак и овчарок - овечьих собак. Если пастушьи собаки имеют древнее азиатское происхождение, тесно связаны со скотоводческими, кочевыми в прошлом народами и служат не столько для управления стадом, сколько для его охраны (комондор, среднеазиатская и кавказская овчарки, сюда же относится и южнорусская), то овчарки - собаки совершенно иного, в основном более позднего, происхождения, они менее сильные и более подвижные, обладающие «пастушеским» инстинктом, помогающие пастуху управлять стадом, вести его среди возделанных полей (немецкая овчарка, колли, шелти, пуми, пули). Это уточнение необходимо для того, чтобы показать, что между пастушьими овчарками, происходящими от древних собак Азии, и другими овчарками, применяемыми при пастьбе скота, имеется глубокая и принципиальная разница.

Наиболее закономерной представляется версия происхождения южнорусской овчарки от представителей некогда единого массива брудастых пастушьих собак, распространенных на огромной территории от Каспия до Атлантики.

Брудастую группу собак, имеющих оброслость морды, головы, корпуса, лап, зоолог Л.П. Сабанеев относит к древнейшей группе собак, имеющих свою прародину в регионах Тибета и Малой Азии. И именно оттуда, во время Великого переселения народов, брудастые собаки, сопровождая своих владельцев, дошли до берегов Атлантического океана. В этом многовековом движении и была создана огромная евроазиатская группа брудастых пород. Конечно, местные условия, хозяйственное назначение и ряд других причин значительно изменили внешний вид пород, но основной доминантный признак, -брудастость, - характерен для всех.

Основной путь переселения, а, следовательно, продвижения брудастых собак, -проходил через Кавказ (Каспийское побережье), Северное Причерноморье (территория современной Одесской, Херсонской, Николаевской и Запорожской областей Украины и АР Крым), Балканы и далее на северо-запад.  Не случайно, что на этом пути остались потомки брудастых собак, обладающие характерными для них признаками.

Image

              Часть племен осела на территории Северного Причерноморья. По-видимому, в это время здесь появилась прапорода (по Сабанееву - «русская овчарка»), которая объединяла в себе брудастых пастушьих, охотничьих, сторожевых собак «в одном лице». Расхождение по хозяйственным признакам произошло, скорее всего, в более позднее время. Л.П. Сабанеев считает, что «... обыкновенная южнорусская овчарка, отличавшаяся злобностью, употреблялась в Древней Руси для травли волков, кабанов, туров и зубров...» (Сабанеев, Собр. соч., Т. 8, 1997, с.194). В действительности травильные собаки в Северном Причерноморье появились намного раньше, - еще у скифов и сармат, о чем свидетельствует настенный рисунок, обнаруженный при раскопках Неаполя Скифского (г. Симферополь). На нем изображена сцена охоты всадников и травля животного собаками.

По мнению Л.П. Сабанеева, южнорусская овчарка хоть и является породой более позднего происхождения, однако, из всей брудастой группы «наиболее сохранила видовую чистокровность» (Сабанеев, 1997, с. 165). Но посмотрим, что под видовой чистокровностью южнорусской овчарки подразумевал сам Л.П. Сабанеев: «...типичная масть овчаров -зольно-серая и пыльно - или тускло-рыжая» (Сабанеев, 1976 с. 166). И далее: «Короткий и круглый череп свойственен всем кровным брудастым гончим в такой же степени, как и овчаркам, только у гончих обыкновенен сильно развитой затылочный гребень, что, как известно, у кровных овчарок не встречается» (Сабанеев, 1997, с. 167).

А как же тогда основной породный признак, трактуемый в стандарте южнорусской овчарки: «голова удлиненная, умеренно широкая в лобной части, с сильно развитым затылочным бугром и скуловыми дугами» (Стандарт FCI, 16.09.1996)? Известный зоолог и палеонтолог, исследователь южных степей профессор А. Браунер (1857 - 1941) считал эту породу аборигенной. Ни до, ни после Браунера южнорусскую овчарку так подробно не изучали. Он дал научное описание южнорусской овчарки, сделал промеры черепов и скелетов собак, которые получал лично от Фальц-Фейна из Аскания Нова: «Собака большого, даже громадного роста, с удлиненным вальковатым туловищем и круглою мордою, густо обросшею длинною псовиною (шерстью) без резкого выдела бровей, усов и бороды, как у пуделя; уши небольшие, полувисячие, почти совершенно прикрыты шерстью. Псовина на всем теле, не исключая и ног, имеет большое сходство, с овечьим (грубошерстным) руном и такое же свойство сваливаться войлоком; чем она длиннее, тем собака типичнее. Масть преимущественно белая, также серая грязного оттенка. К этому надо добавить, что у нее очень длинный мохнатый хвост; на голове же находится такая длинная шерсть, что закрывает глаза, нависая со лба. Вследствие этой сильной оброслости голова кажется широкой и короткой, в действительности череп у нее длинный и узкий, напоминает волчий» (Браунер «Собаководство и дрессировка» №11, 1927, с.4). Такое серьезное расхождение с первоначальным описанием Сабанеева в форме головы (как одного из основных породных признаков), дает основание полагать, что асканийские собаки и лохматые степные овчарки, описываемые Сабанеевым как южнорусские, - две самостоятельные породы. Это подтверждает и кинолог Мазалов: «Что касается упоминания о какой-то русской овчарке, то таковой как особой породы не существует и ее смешивают просто с пастушечьими дворняжками» (Мазалов, «Собаководство», 1929).

Описывая азиатских брудастых борзых, Л.П. Сабанеев сообщает: «...Мы не знаем, все ли овчарки кавказских татар схожи с нашей южнорусской, т.е. длинношерстной и приземистой (а как же громадный рост южнорусской овчарки? - авт.). Известно только, что они очень рослы и злобны и не раз нападали на охотников» (Сабанеев, 1997, с. 48-49) Здесь необходимо пояснить, что в дореволюционной литературе «татарами» называли различные народности тюркоязычных мусульман, и Сабанеев, по-видимому, имел в виду кавказские народности мусульманской веры. А описываемые им собаки, как и крымские (о которых ниже), известны под названием «барак».
Л.П. Сабанеев, ссылаясь на Реутта, дает следующее описание бараков: «Эти собаки по внешности или, точнее, псовине мало отличались от настоящих овчарок, т.е. имели мягкую длинную шерсть» (Сабанеев, 1997, с. 49). А о собаках кочевых племен, ссылаясь на Гейлина, Л.П. Сабанеев (1997, с. 23) пишет: «Стада оберегаются крупными, очень красивыми, клокастыми собаками буланой (половой) масти» (буланый - с желтизной разных оттенков, половый - бледно-желтый - прим. авт.).

 Кинолог Мазалов («Собаководство», 1929) делает предположение, что «южнорусская овчарка есть особый тип, выведенный из прежней группы овчарок». Вполне вероятно, что он имел в виду чабанских овчарок Крыма или, как их называли местные чабаны - бараков. Кстати, название «барак» дошло до наших дней в легендах и преданиях крымских татар. Именно так называли чабаны своих белых лохматых помощников.

«Овцеводство в Крыму в татарское господство составляло общее занятие народонаселения, это можно предполагать из огромного количества вывоза из него в Турцию солонины, сала, шерсти, войлоков и т.п.» (Кондараки В.Х, 1875, с. 21). Оно носило полукочевой характер и для охраны отар использовали «больших лохматых собак» (Кондараки В.Х, 1875, с. 27). Уже в конце весны из-за палящего южного солнца степные районы полуострова оказывались полностью выжженными и не пригодными для выпаса скота. Поэтому, с наступлением жары, чабаны со своими отарами перекочевывали на Яйлу (общее название Главной гряды Крымских гор; дословно - плато, горное пастбище, горный луг), богатую травами, и оставались там до первых заморозков, возвращаясь затем в предгорные районы. Известно, что вплоть до середины XIX в. на одном только Чатыр-Даге кочевало до 35 отар, по несколько тысяч каждая. А ранее на Яйле паслось чуть ли не миллионное поголовье овец. И не только местных - с Украины, Молдавии пригоняли скот на летнее горное пастбище. Охраняли эти стада чабанские собаки.

Косвенным доказательством принадлежности крымских чабанских собак-бараков к брудастой группе может служить предание, бережно передаваемое многими поколениями из уст в уста, и любезно пересказанное нам Рустемом Сарыевым, потомком древнего, рода овцеводов Тумба из Ай-Василя (Ялта). По его словам, бараки обладали таким «незаурядным умом», что им приписывали «человеческое происхождение»: «Злой колдун, во владениях которого находилась яйла, разгневался за что-то на чабана и решил превратить его в собаку, сказав при этом: чтобы никто никогда не увидел твоих глаз человеческих, они у тебя всегда будут закрыты (шерстью)».

В очень выразительном пересказе дошла до наших дней легенда крымских татар, которую красочно пересказал нам Рустем Сарыев со слов своего родного дяди Сары Халила (70 лет), и которую в адаптированном варианте предлагаем вашему вниманию:
«Было это в очень давние времена, так давно, что и сказать нельзя, и передается этот рассказ об удивительных чабанских овчарках из уст в уста многими поколениями...
Привел как-то чабан свою большую отару на заоблачные пастбища Крымской Яйлы, расположился на отдых.
Начало смеркаться, и чабан, сняв свою баранью шапку, присел погреться у костра. А его верные помощники и друзья, - собаки, - расположились по своей привычке вокруг отары. Чабан знал, что теперь может спокойно отдыхать - эти часовые не проспят. Но вдруг собаки учуяли волка и помчались за ним.
А в это время к стоянке чабана подкрались разбойники, которые хотели поживиться овечками. Были эти разбойники из чужих мест и не знали они того, что было хорошо известно местным жителям: лезть в горы, зная чабанов и их овчарок - промысел довольно невыгодный и опасный.
Схватили они чабана. Главарь приказал связать его и отвести к обрыву, чтобы сбросить с высокой скалы.
Обратился к нему чабан:
- Позволь исполнить последнее желание - сыграть на хавале (пастушья свирель - прим. авт.).
Главарь разрешил.    Заиграл чабан, и раздались нежные, задушевные звуки, переливаясь дрожащими трелями. И запел чабан:
Гель барагъым, гель барагъым, нере гезерсиз барагъым!
Аидамахлар тутулар мени
Киме хадырдыныз сиз мени!
(Где вы, где вы, мои бараки?
Разбойники взяли в плен меня!
На кого вы покинули меня?)
Эхом разнеслись звуки этой песни, подхватил ее ветер и понес по Крымским горам. Услышав призывный голос своего хозяина, верные собаки поняли, что он попал в беду. Бросив преследовать волков, начали они сбегаться на его зов.
Вдруг разбойники увидели, что со всех сторон к отаре бегут еще десяток овец и обрадовались увеличивающейся добыче. Но не разглядели они и не поняли, что «овцы» эти бегут со страшным рыком...
Те несколько разбойников, которым удалось спастись, долго потом рассказывали, как опасно промышлять воровством в Крымских горах.
А у чабанов с тех пор появилась присказка:
- Сиз хормайсыз ялмыз дагларча? (Не боишься ли ты здесь один в горах?)

Неден мен хорхеам меним 12 баракым! (Нет, у меня есть 12 бараков!).


Ласково именовали они своих собак - Ак Аю (Ак - белый, Аю -медведь, -прим. авт.)».

Из легенды крымских татар ясно видно, что чабанские собаки были лохматыми, белыми, похожими на овец, так как «разбойники» спутали их с овцами. Этот момент является очень важным для установления происхождения породы.
Известно, что большинство охранно-пастушьих собак (комондор, кувас, акбаш, словацкий чувач, большая пиренейская собака, маремма и др.) имеют белый окрас. Это обусловлено тем, что пастухи специально отбирали для воспроизведения собак светлого окраса - белые собаки всегда хорошо заметны и отличимы от волков, даже в сумерки и ночью. Кроме того, благодаря белой шерсти их не пугаются овцы, а волкам труднее заметить четвероногих сторожей в стаде.

Но самое яркое описание чабанских собак принадлежит перу популярного писателя Е.Л. Маркова (1835 - 1903). Благодаря наблюдательности, научной добросовестности и честности Е.Л. Маркова, многие из описанных им фактов являются ценным историческим и этнографическим материалом для исследователей:

«Далекий голос, относимый ветром, ответил, наконец, на взывания чабана. В это время мы были уже охвачены целым стадом собак. Лохматые белые псы, высокие и худые, заливаясь неистовым лаем, кружась и прыгая, и грызя землю, рвались на нас через каменную насыпь, за которой мы стояли вместе с лошадьми, сбившись в тесную кучку...Чабаны прибежали очень скоро и еще издали разогнали собак криком и свистом; но волнение их еще долго не успокаивалось. Когда мы двинулись к землянке, страшные псы шли кругом нас рыча, глухо воя, вытягивая свои кровожадные морды, и враждебно обнюхивая нас и лошадей наших. Они покорились воле хозяев, скрепив сердце и, казалось, до последней минуты ждали сигнала броситься на нас и растерзать как зайцев...

...Собаки - главные спасители стад и людей. Чабанская собака в одиночку душит волка; на вид они не особенно огромны, только необыкновенно свирепы; они на высоких ногах, поджары, лохматы, и с очень длинными челюстями; почти все белые, а глаза словно кровью налитые. При свирепости и силе своей, пастушьи собаки чрезвычайно умны.. Они умеют сами раскидывать цепь вокруг стада, отрезать волку дорогу, собираться сразу на один пункт; по голосу хозяина они узнают даже оттенки его воли и слушаются его, несмотря на свою дикость, как учителя благонравные ученики». (Марков Е.Л., 1866, с. 620, 629).

Это описание крымских бараков, разводимых и очень высоко ценимых чабанами. Могли ли они стать родителями южнорусской овчарки? Да, помимо преобладающего белого окраса, сходство- по фенотипу бесспорное. Писатель очень точно подметил и характерные породные черты поведения - острый слух, отличное чутье, способность быстро оценивать ситуацию и самостоятельно принимать решения, а главное - беспрекословное подчинение хозяину. Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что у крымских татар существовала, как самостоятельная порода, своя охранно-пастушья собака - чабанская овчарка барак. Как и когда бараки закрепились на Крымском полуострове еще предстоит выяснить палеозоологам. Можно предположить, что на Крымский полуостров они попали с частью угорских племен - мадьяров (или венгров). Отсюда и бесспорное сходство южака с венгерским комондором не только в экстерьерном плане, но и в поведенческих характеристиках.

 

Встречаются описания татарских овчарок бараков и у более поздних авторов: «Остромордые, на высоких мускулистых ногах, с несколько поджатым всегда хвостом и особенно оригинальными ушами, кончики которых, вроде листиков, свешиваются вниз, -эти косматые, чаще всего серовато-бурые или чисто белые собаки уже по внешнему виду своему самой природой предназначены для вечной борьбы с исконным злодеем - волком» (Качиони, 1912, с. 16).

Попробуем теперь разобраться как и когда эти собаки попали в Асканию-Нова. Имение Аскания - Нова начало создаваться в 1828 г герцогом Ангальт-Кетенским на землях, ранее принадлежавших Крымскому ханству. А обстановка в новых землях Российской империи была такова, что после присоединения Крыма (1783 г) хлынула большая волна эмиграции зажиточных крымских татар в Турцию и продолжалось небольшими группами до середины XIX в, когда после Крымской войны 1854 - 1855 гг. произошла вторая массовая эмиграция крымских татар в Турцию (в течение 1860 - 1862 гг. в Турцию выехали 181117 человек). В последующие годы эмиграция продолжалась. Вслед за этим происходило массовое сокращение количества местных пород овец: «Но самая печальная эпоха истребления этих животных последовала при последней эмиграции татар, которые, не имея возможности продать свои стада, резали их сотнями, ели и засушивали (какачь), чтобы удобнее было перевести с собою в Турцию» (Кондараки В.Х.,1875). Многие чабаны, оставаясь без работы, вынуждены были искать ее у новых хозяев.   Нанимались они со своими собаками и в хозяйство Ангальт-Кетенского.
О том, что крымские татары работали в имении герцога Ангальт-Кетенского, пишет в своей книге Владимир Фальц-Фейн - брат известного крупного овцевода и талантливого зоотехника своего времени, создателя заповедника Аскания - Нова Фридриха Эдуардовича Фальц-Фейна. Эта книга впервые была издана в 1930 году в Берлине на немецком языке, и только в 1997 году - на русском языке в Киеве. Следует отметить также, что «опубликованное в нашей стране об Аскании - Нова до и после создания этого произведения не может составить серьезной конкуренции в части богатства использованной достоверной информации о времени и людях, о мельчайших деталях жизни и быта. Это объясняется тем, что автор не только свидетель, но и участник многих событий, о которых рассказывает» (Патон Б.Е., Зубец М.В., 1997, с. 9).

«...стада теперь весь год напролет, пока не помешает стихия, находятся в степи днем и ночью. Их здесь пасут ТАТАРСКИЕ ПАСТУХИ - ЧАБАНЫ (выделено авт.). Немецкие главные пастухи, специалисты - овцеводы, инспектор овчарен и управляющий постоянно осуществляют соответствующий надзор и контроль. Каждый главный пастух имеет под своим присмотром четыре или пять стад. Он должен обеспечивать учет, клеймение животных, заботиться о питании подпасков. Их приходится по трое на стадо. Выполняя функции сторожей, она имеют при себе так называемую арбу (двухколесную повозку), двух волов и от двух до трех хороших собак...
...если зимой есть возможность выгонять скот на пастбище, то животных с целью лучшего гуртования и надежного надзора за ними собирают в более крупные стада и оставляют на ночь в степи. Чабаны разбивают тогда бивуаки рядом с кошарами - в ямах, покрытых камышом, причем они, закутанные в шубы, с которыми не расстаются зимой и летом, располагаются кругом, вытянув ноги к костру из кизяка, и придаются своему любимому занятию — курению табака. Радуются, что они все еще могут вести кочевой образ жизни. Часто можно слышать их душераздирающее пение, от которого порой бывает довольно трудно отличить ВОЙ ИХ СОБАК (выделено авт.), мерзнущих снаружи» (Фальц-Фейн, 1997, с.35).

Из цитаты В. Фальц-Фейна ясно, что охраняли Ангальт-Кетенские овечьи стада татарские пастухи - чабаны со своими собаками, а немецкие главные пастухи, будучи специалистами более высокой квалификации, лишь осуществляли общий контроль и непосредственно с собаками не работали.

В 1856 г. имение было продано таврическому помещику Ф. Фейну, дочь которого впоследствии вышла замуж за сына помещика Фальца, и семья получила фамилию Фальц-Фейнов.

Когда Фридрих Фейн стал владельцем Аскании -Нова, им руководила мысль об организации овцеводства в очень больших масштабах. Весь опыт, накопленный в течение многих лет в области животноводства, он использовал для осуществления своей новаторской идеи. Необычайное дарование, неиссякаемые способности позволили Ф.Фейну заложить такую основу успешного разведения овец, которая дала этой отрасли мировую славу в конце XIX и в начале XX вв.

О большом количестве собак и овец в Аскнии-Нова при Ф. Фейне говорит такой факт: «...он сам вспоминал, как плыл из Будабешта вниз по Дунаю к побережью Черного моря на пароходе и попал там в общество венгерских овцеводов, беседовавших о своих стадах, пастухах и степи. Мой прадедушка вмешался в разговор венгров и поделился кое-чем из своего опыта. Тогда господа Пусты высокомерно и вызывающе посмотрели на скромно одетого чужака и заявили: тот, кто ничего не понимает в деле, не должен говорить о нем. В ответ дедушка заметил, сухо, и как бы между прочим, что при его стадах столько собак, сколько у всех вместе взятых господ насчитывается овец» (Фальц-Фейн, 1997, с.50).

Именно Фейн, а позднее его потомки, обратив внимание на ценнейшие рабочие качества чабанских овчарок - бараков, начал работу над усовершенствованием породы.

О том, что крымские татары жили и работали в имении, свидетельствуют тюркские названия кошар в Аскании-Нова: Джембек - сарай, Табунчийский сарай, Шокарев сарай, Кураева кошары, а также название колодца - Алтазин колодец. Второе название Аскании-Нова - Большие Чаплы, является калькой тюркского названия этой местности - Уълкен Чоъпли - Большое заросшее озеро (Бушаков В., 1992, с.6).

Очень   ценным   свидетельством   в  решении   вопроса  о   происхождении  породы представляется подпись под фотографией, помещенной в книге  Вольдемара Фальц-Фейна «Аскания-Нова» (Falz-Fein, 1930). На ней изображены опустившийся на колено чабан и две южнорус¬ские овчарки. Подпись «Hirtenhunde (Schfpudel, gennant Baraki)»  означает «Овчарки (шафпудель,   называемый бараки)». Слово «бараки» есть русская форма множественного числа от «барак». Ясно, что Фальц-Фейн привел местное, известное в Аскании-Нова, название овчарки. (Бушаков В., 1992, с.5-6). Так эту породу, несомненно называли крымские татары.                                                                                                                          
                                                                                                         
 Image               
Тюркское слово «барак» имеет значения: «овчарка», «собака с лохматой и длинной шерстью» и «волосатый, мохнатый, лохматый». Это древнее слово привел в своем знаменитом «Словаре тюркских языков» Махмуд Кашгарский (XI в). У него слово «барак» значит «собака с лохматой и длинной шерстью, отличающаяся необычайной стремительностью и ловкостью, считается лучшей среди охотничьих собак» (Бушаков В., 1992, с.7).

Чабанские овчарки - бараки так высоко ценились, как незаменимые помощники, что даже населенные пункты в Крыму носили названия:
Барак-кой  (около села Шепетовка Бахчисарайского р-на),
Барак (село Синицино Кировского р-на),
Барак-Коль - «Собачье озеро» (село Наниково Коктебельского поссовета),
Барак Эли - «Со6ачье поселение» (село Урожайное  Симферопольского р-на).
 
Внук Ф.Фейна Фридрих Эдуардович Фальц-Фейн посвятил всю свою жизнь освоению и обновлению таврийских степей, нынешнего юга Украины. Безводные в те времена степи со страшными суховеями (сейчас климат значительно изменился в связи с множеством искусственных водохранилищ) он превратил в оазис в степи, известный во всем мире заповедник «Аскания - Нова». Здесь шумели сады, плескалась вода в прудах, акклиматизировались животные, завезенные за сотни тысяч километров от мест своего обитания.
Ф.Э. Фальц-Фейн, талантливый зоотехник, уделял большое внимание правильному разведению животных. Заботился он и о сохранении чистоты породы овчарок: «...каждый год производились выводки и отбор овчарок, когда все чабаны являлись в экономию со своими собаками и на площади осматривались и отбирались из них лучшие, спаривались, а худшие подлежали изъятию». (Дубровский С, 1929).
В начале XX столетия порода приобретает широкую известность - ее представителей демонстрируют на выставках за границей. Французы, после испытаний, включили эту породу в список рекомендуемых для полицейской службы собак. В это время еще нет единого названия - то чабанская, то барак, то русская, то южнорусская. Породу ждало большое будущее... Но исторические катаклизмы сказались и на ней.

Первая мировая война, последующие революции, гражданская война значительно подорвали развитие породы. Неподкупные и злобные южнорусские овчарки многим стали помехой. Каждый, кто вторгался в эти благословенные края с целью поживиться, занимался их истреблением. «Батька Махно, например, издал специальный циркуляр по своему войску, где приказывал отстреливать таких собак при каждой возможности». (Мычко, Беленький, 1996, с.53).

Имение Аскания - Нова многократно переходило из рук в руки. Были здесь и немцы, и белые, и красные. Уходили, насытившись и награбившись одни, появлялись другие. В итоге имение было практически полностью разграблено и разорено. Многие собаки погибли, другие разбрелись по степям и деревням в поисках пищи.

Когда заповедник перешел под покровительство советской власти «были такие печальные факты, когда красавцев овчарок убивали, как только они забегали в зоопарк. Убивали также овчарок и тогда, когда они со своими хозяевами - чабанами попадали в совхоз, отбивались от арбы и блуждали часто около совхозов, а за этот час - два охотник убивал ее, как бродячую.

Помню и такой случай: один почтенный научный работник, убеленный сединами, встретил меня такими словами: «Вы знаете, товарищ, вчера я убил в зоопарке большущего пса, эту самую чабанскую овчарку; забрался, каналья, в парк и пугает моих лам и страусов, так я его из-за угла трахнул». С болью в сердце выслушал я эти слова от человека, который не ведал, что творил... Так умирала и расхищалась южнорусская овчарка» (Дубровский С, 1929).

Но особо жестоко обошлись с южнорусскими овчарками в конце 20-х годов: по заданию правительства, - Госторг СССР провел крупномасштабную акцию по заготовке шкур на юге Украины. За короткий срок было заготовлено более 4 тысяч шкур этих собак. Южнорусских овчарок тогда осталось очень мало, и лишь благодаря усилиям любителей, знающих цену этой собаке, стало возможным сохранить остатки породы. Они с огромным трудом разыскивали разбросанных по степям и деревням собак.

И только, когда порода оказалась на грани исчезновения, состоялась выставка в г. Киеве, на которую были привезены чудом сохранившиеся собаки. Эксперты не только признали, что эти собаки принадлежат к породе, десятилетиями селекционируемой на юге государства, но приняли решение именовать ее «южнорусской овчаркой». Такое решение о названии породы связано с тем, что территория юга современной Украины до 1917 г. входила в состав могущественной, в те времена, Российской империи, а все понятия, связанные с этим регионом, значились «южнорусскими». (У В.П. Семенова - Тянь-Шанского - «южнорусское шелководство, южнорусское рыболовство, южнорусское овцеводство» и т.д. - авт.)

В 1931 г вышел первый стандарт породы - «Отличительные признаки южнорусской овчарки».
Известный ученый - зоотехник академик М.Ф. Иванов (1871 -1935), работая в, большое Аскании-Нова внимание уделял овчаркам,     считая их аборигенными.   В своей книге по овцеводству, опубликованной в 1935 г, в Москве, М.Ф. Иванов приводит фотографии асканийских собак, под одной из которых стоит подпись «южно-украинская овчарка». 
Image


..„,,,„,
            В 1933 г. в г. Джанкое создается племрассадник южнорусских овчарок. За короткий период опытным селекционерам удается образовать несколько линий, потомки которых успешно использовались в колхозах Крыма и Украины. И уже на Первой выставке южнорусских овчарок, проводимой в 1939 г. в г. Симферополе были показаны собаки, не уступающие  овчаркам  дореволюционного периода. А на Всесоюзных сельскохозяйственных выставках 1938-1940 гг. в Москве крымские питомцы неизменно занимали высокие места.
Во время второй мировой войны для породы вновь настали тяжелые испытания. Украина и Крым оказались в эпицентре боевых действий. И вместе со своей многострадальной родиной и ее народом, все тяготы перенесла и южнорусская овчарка. Собаки гибли под бомбежками, обстрелами, не покидая охраняемых постов - аэродромов, складов с горючим и боевой техникой. Свидетели тех страшных событий вспоминают: южнорусские овчарки настолько самоотверженно охраняли вверенные им объекты, что при приближении фашистских танков, смело бросались на них в атаку. Вместе с угоняемым в рабство   населением   юга   Украины   и   Крыма   вывозились   и   южнорусские   овчарки.

Большинство из них - беспощадно расстреляны фашистами. А позднее и отрядами НКВД при выселении крымских татар.
Порода была практически полностью уничтожена.
Только в 50-х гг. началась работа по ее восстановлению. А так как основное аборигенное поголовье южнорусских овчарок Крыма и Украины погибло во время войны, а лучшее племенное ядро Джанкойского племрассадника (привезенное на ВДНХ из Крыма перед войной), осталось в России, центр разведения переместился в Москву.
Восстановлением породы занимались в питомнике «Красная Звезда», и сначала все поголовье было сконцентрировано там. Позднее эти собаки появились и в других московских питомниках, и только в начале 60-х гг. у собаководов Москвы и Московской области.
В Украине, в то же время, велась работа по восстановлению породы.
  
 Image  Image


Работали    питомники    Харьковской   ГВФ и Одесской ТЭЦ, которые располагали поголовьем южнорусских овчарок.
 
Так, например, племенной кобель БЕЛЫЙ КЛЫК, вл. Кривогуб (одесского разведения), был вывезен в Ленинград (Санкт-Петербург) из питомника Одесской ТЭЦ. Он широко использовался в разведении.
Среди потомков БЕЛОГО КЛЫКА   известные собаки: БРУСНИКА, вл. Большакова, ЕРМАК,
ЛУКА, вл. Липкина, ШЕРИФ-ЗЕВС, вл. Павлова, ГВИДОН, вл. Смирнова
Image

Крови БЕЛОГО КЛЫКА несут в себе 90% всего поголовья ленинградских южнорусских овчарок.
Его сын ЛУКА (вл. Липкина) многократно использовался в разных городах. Генеалогическая группа ЛУКИ сыграла важную роль не только в ленинградском разведении, но и в бывшем СССР. Именно к этой группе принадлежала часть поголовья южнорусских овчарок на Всесоюзной выставке собак отечественных пород, состоявшейся в июне 1988 г.

В настоящее время собаки этой породы существуют и прогрессивно развиваются во всем мире, а селекционеры целенаправленно работают и получают высококлассных производителей. Доказательство этому - высокие оценки экспертов международного уровня.

Лучшие представители породы просто завораживают своей красотой, гармоничностью и уравновешенным поведением. Они все чаще становятся украшением самых престижных выставок международного ранга. При этом, оставаясь не просто «экспозиционными», но и сохраняя свои врожденные рабочие качества. Правда, к сожалению, сохранить рабочие качества и характерную породную недоверчивость к посторонним, удалось далеко не всем современным заводчикам. В Европе, например, характерные поведенческие породные качества наоборот не приветствуются, как проявление излишней агрессивности, поэтому основное поголовье там остается сугубо экспозиционным, т.е. чисто выставочным.

Проведенное историческое исследование доказывает многовековое, обособленное развитие породы, которая поддерживалась татарскими чабанами «методами народной селекции», а впоследствии обратила на себя внимание специалистов и была направлена в русло плановой племенной работы на землях, ранее принадлежавших Российской империи, или на юге современной Украины и в Крыму.

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

  • Антипин И.Ф. Собаководство. - Свердловск, 1935. - 176 с.
  • Бабушкин А. О судьбе южнорусской овчарки I/ Журнал «Собаководство», 1929. - №5 (34)
  • Бернов М.А. Из Одессы пешком по Крыму. Письма русского пешехода. -СПб., 1896.-218с.
  • Браунер А.А. Животноводство: История животноводства в степной Украине. История одомашнивания. Виды и породы. Обследование животноводства//Лекции, читанные в Одесском сельскохозяйственном институте. -Одесса, 1922. -343с.
  • Браунер А.А. О происхождении южнорусской овчарки// Журнал «Собаководство и дрессировка», 1927. - №11.- С.4 - 5
  • Будинова В.П. Варварский мир эпохи Великого переселения народов. — М., 2ООО.-543с.
  • Бушаков В. Автореферат: Новороссийская овчарка. - Аскания Нова, 1992. - 9с.
  • Демидов В.Н. Путешествие в Южную Россию и Крым через Венгрию, Валахию и Молдавию, совершенное в 1837 году. - М., 1853. - 543 с.
  • Дубровский С. Южнорусская овчарка в наши дни//Журнал «Собаководство», 1929.-№3 (32).
  • Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном,экономическом и бытовом значении./ Под ред. П.П. Семенова. -Т.З.¬Малороссия и Новороссия. -Ч. 2. - Бессарабская, Херсонская, Екатеринославская и Таврическая губернии. - СПб., 1898.- 298 с.
  • Заводчиков П.А. Овчарка на службе в колхозе. - М. - Л., 1950. - 80 с.
  • Заводчиков П.А. Служебная собака в сельском хозяйстве. - М., 1955. - 120 с.
  • Ибраимов Н.Р. Евгений Марков как иллюстратор своих «Очерков Крыма»// Москва —Крым. Историко-публицистический альманах. - М., 2000. - 352 с.
  • Иванов М.В. Овцеводство. - М., 1935. - 816 с.
  • История скотоводства в Северном Причерноморье. - М., 1960. - 164 с.
  • История Украинской ССР в 10-ти томах./ Под ред. Кондуфор Ю.Ю. и др.-Т. 1.-Киев, 1981.- 495 с.
  • Качиони С.А. На заоблачных пастбищах. Очерк чабанской жизни на Чатыр-Даге. —СПб., 1912.-104 с.
  • Кеслер Путешествия с зоологической целью к северному берегу Черного моря и в Крым в 1858 году. - Киев, 1860. - 248 с.
  • Когонашвили К. Краткий словарь истории Крыма. - Симферополь, 1995. - 233 с.
  • Кондараки В.Х. Универсальное описание Крыма. - СПб., 1875. - Ч. 7. - 64.с.
  • Крылов И.Г., Фалеев СМ. Дрессировка сторожевых собак. - Изд. 3. - М., 1933. - 176 с.
  • Мазовер А.П. Племенное дело в служебном собаководстве. - М., 1954. - 184 с.
  • Мазовер А.П. Собаководство в сельском хозяйстве. - М., 1956. - 200 с.
  • Мазовер А.П. Экстерьер и породы служебных собак. - М., 1947. - 215 с.
  • Марков Е.Л. Крымские впечатления. Страницы из путевого дневника. -Б. М., 1866//Отт. «Отечественные записки». - №15. - Т. 173. - Отд. 1
  • Марков Н.М. Собаководство. - М. - Л., 1930 - 240 с.
  • Мармон Путешествие герцога Рагузского по Венгрии, Трансилъвании, Южной России, Крыму, Турции, Сирии и Египту. - М., 1840. - Т. 1. - 266 с.
  • Мартенс В. По ком еще сыграем реквием?'//Журнал «Твое собачье дело». - № 8 -9. -2000.-С.20-21
  • Мейер А. Повественное землемерное и естествословное описание Очаковской земли, содержащееся в двух донесениях и сочиненное А. Мейером. — СПб., 1794.-200 с. '
  • Меметов А. О происхождении крымских татар и их языка// Журнал "Qasevet". - Симферополь, 1994. - С.2 - 6
  • Меч С.А. Россия. Географический сборник для чтения в семье и школе. - М., 1899.-384 с.
  • Мычко Е.М., Беленький В.А. Ваш телохранитель. - М., 1996. - 211 с.
  • Надинский П.Н. Очерки по истории Крыма. - Симферополь, 1951. - Ч. 1. - 230 с.
  • Основы служебного собаководства /Под ред. Н.Г. Бабкина. - М., 1952. - 612 с.
  • Отечественные породы служебных собак/ Сост. В.А. Калинин. - СПб.,1992. - 288 с, ил.
  • Патон Б.Е., Зубец М.В. Правда всегда поучительна //В. Фальц-Фейн, Аскания - Нова. - Киев, 1997.-348 с.
  • Породы овец в Таврической губернии. - СПб., 1850. - 4 с.// Отт. «Записки Сельского Хозяйства Южной России». - С. 11-14.
  • Россия. Полное географическое описание нашего Отечества./ Под ред. В.П. Семенова — Тянь-Шанского. - СПб., 1910. - Т. 14
  • Сабанеев Л.П. Собрание сочинений: В 8 т. - ТА: Собаки охотничьи: Борзые и гончие. -М., 1997.-576 с, ил.
  • Свиньин П. Описание Бессарабской области, составленное П. Свинъиным 1 июня 1816 года// ЗООИД. - Одесса, 1867. -Т.6. -С. 175 -320.
  • Скальковский А.А. О ногайских колониях в Таврической губернии//Памятная книгаТаврической губернии. - Симферополь, 1867. - Вып. 1. - С.358 - 415
  • Служебная собака. Руководство по подготовке специалистов служебного собаководства. М., 1952.-612 с.
  • Служебное собаководство /Под ред. В.Л. Вайсман. -М., 1936. - 290 с.
  • Стандарт FCI от 16 сентября 1996 г. - «Южнорусская овчарка».
  • Украiнська радянська енцiклопедiя в 17 томах. - Т. 13. - Киев, 1963.
  • Украiнська радянська енцiклопедiя в 12 томах. - Т. 10. - Киев, 1983
  • Фальц-Фейн В. Аскания - Нова. - Киев, 1997. - 348 с.
  • Фахрутдинов Р. Золотая Орда// Журнал «Qasevet». - Симферополь, 1994. - С. 18-21.
  • Фирсов Л.В. Исары. Очерки истории средневековых крепостей Южного берега Крыма. -Новосибирск, 1990
  • Фото «Бараки»// Falz - Fein, Voldemar von. Askania - Nova. - Berlin, 1930. -324 c, 150 abb, 7 k
  • Чеглок А. Красавица Таврида. - Вып. 1. - Степной Крым. - М., 1910. -113 с.
  • Чеглок А. Красавица Таврида. - Вып. 2. -Горный Крым. - М., 1910. - 117с.
  • Шенец А Собака и ее служба человеку. - Л., 1928. - 270 с.

 

Со стандартом породы и требованиями к экстерьеру южнорусских овчарок можно познакомиться в ЭТОМ разделе.

 

КИНОЛОГИЧЕСКИЙ СОЮЗ УКРАИНЫ. Официальный сайт  
Мы в проекте "Я люблю Украину"